cv_vrezТакие вопросы 57 лет задавали друг другу прогрессивные цветоводы СССР, а затем возникших на его месте почти насильно разъединённых наций. Выход журнала в 1958 году стал новогодним подарком для тысяч узких профессионалов и широко образованных любителей. Он был свет в окне, окном в мир цветов. Он должен был сказать обо всём, о чём молчали прежде.

 

Авторы единственные и неповторимые, ботаники и практики, кандидаты и доктора, из всех концов страны. Любая, самая незначительная публикация вызывала трепетный отклик, лавину писем с вопросами: «а как?», «неужели и у нас может расти?», «прошу прислать». Меня, пятиклассника, подписчика прозаического журнала «Садоводство», познакомил с ним Василий Дмитриевич Ермоленко, селекционер, занимавшийся георгинами, ирисами, лилиями, известный не только в нашем краю, а и в Москве. Мне тогда казалось, что люди, создающие такое чудо, небожители.

Прошли годы. Вышли уже сотни номеров замечательного журнала. Сижу, перебираю, перечитываю, завидую, как много успели. Знаю уже и многих авторов, и сотрудников. Ценю, хвалю, благодарю. Учусь у них. Особенно признателен Любови Сергеевне Шашковой и Татьяне Анатольевне Френкиной. Надеюсь, я был ненадоедливым учеником. Знаю уже, что давно нелегко им живётся, но они трудятся, не покладая рук, стараясь удержаться на плаву. Знаю, что им подвластна любая тема, но выжить без денег журнал не может. Знаю на собственном опыте. И «Цветоводство» не смогло.

1cv

Открываю №3 за 2015-й год, это примерно №467-й от его сотворения, и читаю: «До свидания!» Так говорит главный редактор и называет объективные причины, приведшие к столь печальному исходу.

Отсутствие внимания и поддержки со стороны государства. Речь даже не о деньгах, не о финансовой поддержке (хотя, почему бы и нет?). Помочь можно, разрушив грабительскую систему распространения печатной продукции, сдерживая аппетиты монополиста — «Почты России» (доставка уже почти равна цене журнала),  устранив такие нелепости, вроде той, что бумагу из ангарской сосны мы покупаем как импортную. В прежние времена на издание тоже не тратили денег, но оно не только окупало себя, но и приносило прибыль. Его тираж зависел только от объёмов выделяемой тем же государством на него бумаги. Скажут, что тогда у «Цветоводства» не было конкурентов. Что ж, на уровне союзном, пожалуй, что и не было. Но ведь сегодня журнал конкурирует не с равными себе, а с дешёвыми или буквально, или по содержанию изданиями.
И тут мы выходим на вторую группу причин, связанных с читателем. Его катастрофически становится меньше, он меняется, исчезает. Чтение занимает всё меньше места в жизни современного человека, его заменяют ТВ, Интернет. Формируемое ими «клиповое сознание» становится преобладающим. Даже те, кто ещё не отказался от изданий на бумажных носителях уже не приемлют длинные тексты, они уже не столько читатели, сколько «листатели». Редко у кого есть досуг и охота докапываться до глубины. Истина для немногих, а ложь для всех. Предпочтение отдаётся тому, что легко и просто, ясно и многообещающе. Расскажите, как сделать, чтобы ничего не делать и всё росло, тогда мы ваш журнал купим. Обязательно, потом, когда-нибудь, может быть.

Есть и другая сторона взаимоотношений издателя с читателем. Благодаря особенностям нашей кривобокой экономики, сложилась ситуация, когда расходы на производство качественного журнала, вроде «Цветоводства», у нас достигают мирового уровня, а зарплаты у людей — ещё на пещерном. Несмотря на безудержный рост цен на всё кругом, цена за садовый журнал в 100 рублей, абсолютному большинству всё ещё кажется запредельной. Сказывается то, что любители природы — люди, в основном, небогатые. В отличие от тех, кто лихо выкладывает за журнал «Игромания» по 500-700 рублей. Дело ещё и в избирательности памяти. Люди постарше, а они наш основной читательский контингент, ещё не забыли, что газеты и журналы совсем недавно стоили копейки, потому так долго оглядываются, прежде чем решатся раскошелиться. Меж тем, нынешние цены на копеечные прежде пирожки и бутерброды их уже перестали смущать.

Надо учесть, что из полученных за журнал 100 рублей, продавец половину оставит себе. Вернувшиеся издателю 50 рублей, не покроют и половины его расходов. Как жить? Умные люди говорят, что выручит реклама. Возможно, так оно и бывает, если рекламировать дорогие автомашины, лекарства, пиво или банковские услуги. Совсем не то в близком нам сегменте рекламного рынка. Уж у «Цветоводства» столько авторов и читателей из садовых предприятий, питомников, и рекламы они давали немало. Меня как читателя, например, временами отталкивало засилье в журнале неживых цветов (флористика, срезка), не роптал, понимал, что так нужно для выживания. Казалось бы, много рекламы — процветай!  А не получается процветать, приходится сворачиваться.

2cv

«Цветоводство» ушло вслед за «Цветочным клубом» и «Вестником садовода». Грустно, жалко. Ведь человеку хочется, чтобы то, что ему нравится, существовало долго, а лучше всегда: родился — так буду жить 120 лет, влюбился — так буду любить вечно, как в первую минуту признания. А тут почему-то вспоминается андерсеновская сказка о новогодней ёлке, которую забросили на чердак, а весной вынесли во двор, где всё зеленело и цвело. И у нас только-только отшумела весна, и лето, оказывается, наступит, даже если наши журналы не выйдут.

Рассуждать трезвее учит близкая нам природа: ничто не вечно под луной. Она, помнится, не пожалела ни динозавров, ни мамонтов. Не станете же вы негодовать на неё, от того, что утром цветок лилейника распускается, а вечером вянет. Видеть надо не только конец, но и само дело, само цветение. Расцвет журнала — это его вышедшие номера. Берегите их, возвращайтесь к ним, пока они работают, пока люди в них нуждаются, что-то полезное находят, издания живут. Утешает И. В. Гёте, написавший так: красота проходит, потому что только преходящее может быть красиво. Прекрасное мгновение не остановить, но оно было. Так и журналы были. Мы знаем, что они оставили свой след в памяти людей, мы надеемся, что они ещё могут вернуться.

3cv 

Александр РЕБРИК.

 

Добавить комментарий