ОМЕЛА: Божий дар или наказание Господне

omela-in-yalta

Нет омелы — нет и счастья.
(валлийская поговорка)

У этого растения много выразительных названий, вроде, ведьмино или вихорево гнездо, птичий клей, птичьи орешки, дубовые ягодки.

 


 

У этого растения много выразительных названий, вроде, ведьмино или вихорево гнездо, птичий клей, птичьи орешки, дубовые ягодки. Многим людям в разных краях почудилось что-то сверхъестественное в растении, которое растёт, цветёт и приносит плоды, не пуская корней в землю. Им привиделось, что оно свалилось прямо с неба, и они связали его с силами прорицания, приписали ему энергию деторождения, здоровья, любви и защиты. Другие, не менее замечательные, возможно более земные, считают омелу наказанием, рассуждая, что не может быть положительным растение, которое только берёт у других, угнетая их, ничего не отдавая взамен.

Абсолютное большинство из примерно ста видов омелы прозябает в Африке, некоторые в субтропических и просто тёплых регионах Евразии. И лишь одна омела белая (Viscum album) давно и неспешно приближается к нашим садам. О ней мы будем говорить потому, что она представляет собой некоторую угрозу, таит в себе несметное количество тайн, имеет ягоды белого цвета, от них и название.

Странная картина получается. В русском языке слова «имела», затем «омела», «имельник» и «омельник» (т. е. «птицелов») существуют с XI века, а само растение толком никому и не ведомо. Наслышаны мы о ней, разве что благодаря кельтским кудесникам — друидам. А всё потому, что омела надолго застряла на дальних подступах к средней полосе, южнее и западнее. И только в последние десятилетия стала гораздо активнее. Если на Украине, например, прежде омелу можно было изредка заметить зимой, то сейчас её гнёзд так много, что и летом они повсюду бросаются в глаза. Стала обычной омела и в чернозёмных областях России, не говоря уже о Северном Кавказе. Вероятно, вскоре и в Нечерноземье она перестанет быть редкостью. Так что к встрече с ней нужно бы подготовиться.

omela-on-the-tree-2Мы имеем дело с вечнозелёным растением, паразитирующим на лиственных и хвойных деревьях, преимущественно с мягкой и толстой корой. У него шаровидная форма (диаметром от 20 до 120 см), веточки вильчато ветвящиеся утолщены в узлах. Листья зелёные, удлинённо-обратнояйцевидные, супротивные. Цветки скучены в конечном соцветии. Плоды — сочные ложные ягоды с одним или несколькими семенами, погружёнными в клейкую массу. Цветёт омела в апреле, опыляется насекомыми или ветром, плоды созревают в августе — сентябре. Любопытно, что цветение её, как правило, совпадает по времени с цветением растения-хозяина.

Разберёмся теперь, как умудряется омела «оседлать и эксплуатировать» ни в чём неповинные растения. Распространению её способствуют в основном птицы, которые, наевшись клейких ягод, очищают свои клювы о ветки. Как только семя оказывается на дереве, оно выпускает корешок, который внедряется в его кору. В древесину острые отростки омелы проникнуть не могут, но ежегодно снаружи нарастают свежие древесные слои. Они обволакивают со всех сторон отростки, погружают их в себя. Первые годы снаружи почти ничего незаметно и только затем возникает стебель с листьями, веточки, наконец, зелёный кустик. Тот участок ветви, где поселилась омела, вздувается, потому что она отбирает из глубин дерева слишком много питательных веществ. Избыток их вызывает в месте прикрепления омелы неестественно быстрый рост древесины. Надо сказать, что сама омела, селящаяся на вершинах деревьев, добросовестно вырабатывает сахара и другие вещества, но ничего не отдаёт растению, т. е. она лишь полупаразит. При сильном развитии омелы к находящимся выше неё веткам дерева питательные вещества и вода почти не поступают и они усыхают. Бывает, на дереве поселяется несколько десятков растений омелы, тогда вред от неё огромный. Бороться с омелою непросто, если убрать её саму, то она тут же буйно отрастёт, значит, срезать надо всю ветку дерева.

А вот далёкие наши и не наши предки последнюю часть разговора ни понять, ни принять не смогли бы. Они считали омелу неуязвимой, не боящейся ни огня, ни полымя. Думали, что пока она остаётся на дереве, его нельзя ни сразить, ни поранить. Их, незамутнённый наукой взгляд, замечал, что дубовые листья периодически опадают, тогда как растущая на нём омела всегда зелена. Наблюдая зимой её свежую зелень, они усматривали в ней знамение того, что жизнь священного растения дуба не пресеклась, а как бы продолжилась. Потому сломать омелу, было равноценно желанию погубить само дерево.

omela-on-the-treeНеобходимость заполучить омелу, тем не менее, существовала и по иным причинам. Дело в том, что ей приписывались необычные лечебные свойства, способность оберегать от ран и болезней, пожаров и прочих напастей, заставлять сады обильно плодоносить. Особую силу имела омела, произраставшая на дубе. При срезке проявлялось много изобретательности. Те же друиды, например, обставляли это так: они обращаются к дубу как всеобщему исцелителю с приветствием и приводят двух белых быков, затем жрец в белом одеянии взбирается на дерево и, срезав омелу золотым серпом, кладёт её на кусок белой ткани. Ещё два века назад, как пишет в «Золотой ветви» Дж. Фрэзер, жители Уэльса и швейцарского кантона Аарау сбивали омелу стрелой или камнем, а, чтобы она не потеряла своей силы, поймать её нужно было левой рукой. Галлы и скандинавы собирали омелу ночью накануне дня святого Иоанна, когда луна находится в апогее. И сегодня ветки омелы вешают как оберег, используют как рождественское украшение. Добывание омелы в канун Рождества и поныне является ритуалом, сходным с друидским. Эти обычаи и обряды Фрэзер связывает и с известным скандинавским мифом о Бальдере, «самом прекрасном и славном из богов», который был убит стрелой из омелы, изготовленной «отцом всех бед» Локи. Пока омела оставалась на дереве, бог был бессмертен. Когда же враг овладел тайной, он сорвал омелу с дуба, убив тем самым бога.

Не так давно в Киеве в ботаническом саду Академии наук Украины мы говорили о природе, реальных и мифических достоинствах, причинах возросшей агрессивности омелы с доктором биологии Юрием Александровичем Клименко. Был солнечный апрельский день, почки на деревьях только раскрылись, а омела уже была в полном цвету, её кругом было много и до неё было рукой подать. Приговор, вынесенный учёным, прозвучал так: «Что ж, омела это и символ жизни, как утверждают мифы, и золотая ветвь, добытая Энеем, если верить Вергилию. Если по форме, то омела и паразит только наполовину, ибо сама занимается фотосинтезом. И всеисцеляющим средством она является. И в её ажурных ветках с кожистыми листьями, желтовато-зелёными цветками и снежно-белыми ягодами без труда можно найти загадочную красоту. Но для меня она, как тот «полуподлец» из пушкинской эпиграммы, стала с некоторых пор паразитом «полным наконец». Её агрессивное распространение я рассматриваю не столько в связи с глобальным потеплением, сколько с падением уровня садовой культуры». В ответ мы хотели было сказать, что если одно ведьмино гнездо, точнее один омеловый шарик оживит зимой крону старого осокоря, то это может даже лучше... и ещё что-то. Но вовремя спохватились, и договорились, что подходящих мест для омелы немало: и над входом в дом, и над камином, и среди рождественских украшений, вот только в нашем саду ей места быть не должно.

Александр РЕБРИК. 

Вернуться к Редкие растения

ь