Перед нами картина «Подснежник», написанная в 1804 году известным английским художником Абрахамом Петером (1731—1795), получившим прозвище «Лунного Петера» за пристрастие изображать ночные пейзажи.

gisp

Картина посвящена трогательному «генеральному» первоцвету, хотя он на ней и не один. Чтобы добавить яркости, написан жёлтый крокус. Ведь жёлтый цвет — самый совершенный, сияющий как горячий огонь. И тут же для контраста жёлтому — сине-фиолетовые крокусы. Несколько мрачноватый фон картины, где «клочья туч, и марта луч сквозь бледную лазурь» (Р. Киплинг), позволяет особенно остро ощутить беззащитность и одновременно удивительную стойкость маленьких и нежных растений.

Картина во славу первоцветов была предназначена для книги Роберта Торнтона (1768—1837) «Новые иллюстрации к «Системе природы» Карла фон Линнея». К моменту её издания, Лунного Петера уже не было в живых. Живописное полотно к глубокой печати подготовил гравёр Уильям Уорд.

История жизни Роберта Торнтона и его заслуги перед садоводами и эстетами всего мира столь велики, что требуют отдельного разговора. Необычно, что все иллюстрации в книге подписаны его именем, хотя каждая, как и «Подснежник», имеет собственного автора.

Роберт Торнтон изучал медицину в Кембридже, добился значительных успехов как практикующий врач и преподаватель медицинской ботаники. И если по образованию и роду занятий он был врачом, то по призванию — ботаником и художником. В 1797 году, получив большое наследство, он оставил медицину, чтобы всецело посвятить себя ботанике. Проект, на котором остановился Торнтон, отличался амбициозностью: он решил проиллюстрировать линнеевскую «Систему природы», выбрав для образца выдающиеся, по его мнению, растения, пригласив самых известных художников и гравёров, сопроводив изображения философскими и поэтическими размышлениями, иногда не менее цветистыми, чем живопись. Свой амбициозный проект Торнтон посвящал Карлу Линнею и родной Британии. Прежде лучшие ботанические книги издавались в континентальной Европе, и он захотел превзойти немцев в науке, а французов в печати и артистизме. Но то, что великий француз Пьер-Жозеф Редуте проделал под патронажем Марии-Антуанетты, императрицы Жозефины и Карла Х, Торнтон вознамерился совершить в одиночку.

Работа состояла из трёх частей, первая вышла в 1799 году, последняя, наиболее известная «Храм Флоры» — в 1807 году. В ней были помещены 29 рисунков с изображением цветов и две картины на аллегорические темы. Большая часть из них создана Питером Хендерсоном и Филиппом Рейндиглом. Два рисунка вышли из-под кисти Абрахама Петера, который кроме «Подснежника» написал «Персидский цикламен». Работали над книгой также Суденхем Эдвардс и, конечно, сам Торнтон. Каждый класс представлен характерными для него растениями, расположенными на фоне соответствующего пейзажа, чтобы они выглядели естественнее. Вот мы и видим: — подснежники и крокусы, примулы и цикламены, лилии и тюльпаны, гвоздики и мимозы… Розы же написаны лично Торнтоном. Принято считать, что в изображении растений были достигнуты немыслимые прежде естественность и красота.

Вскоре Торнтон стал испытывать серьёзные финансовые трудности. Затеянное им предприятие имело, как он не без оснований считал, национальный масштаб. Не случайно он посвятил его королеве Каролине — супруге Генриха Х. Однако работа над книгой совпала с войной, которую вела Британия с республиканской, а затем наполеоновской Францией. Война требовала огромных средств, и правительство облагало капиталы всё новыми налогами. Торнтон не мог безропотно наблюдать, как тают предназначенные на издание сбережения, но винил во всём исключительно французскую революцию. Он предпринимал отчаянные попытки найти необходимые средства на погашение долгов и продолжение работы. Так, в 1811 году Торнтон получил разрешение парламента на проведение ботанической лотереи. Было выпущено 20 000 билетов. Каждому покупателю вручали гравюру с изображением Александра I, который ранее отметил заслуги Торнтона своим особым подарком. Призами же были оригиналы, копии и наброски, опубликованных в книге живописных работ. Увы, но лотерея не дала ожидаемых денег, к тому же многие рисунки к тому времени пропали.

Торнтон обанкротился, пройдя лишь часть задуманного пути. В конце жизни он вынуждено вернулся к медицинской практике, чтобы прокормить семью. Умер он в 1837 году, положив жизнь и состояние на создание своего шедевра — непревзойденного ботанического документа романтической эпохи. Сотворённый им «Храм Флоры» остаётся в качестве величайшего приза коллекционерам прекрасных книг о цветах.

Елена РЕБРИК.

Опубликовано в Вестнике садовода, №1-3 (2011).

а

Добавить комментарий